Красивая игра

Я проехал шестнадцать стран за время работы с Corona, и Нидерланды – единственная страна, где вдоль дорог ставят эти скучные, педантичные и детские знаки, знаки типа “Corona, мы можем решить это вместе”. Нет, серьезно, нигде на дорогах не было никаких признаков короны. И хотя я не смотрю телевизор, я не думаю, что есть место, где новостные программы настолько антиутопичны, как в нашей маленькой стране. Вчера произошло нечто особенное, Элайн Ройберс обыграла российского гроссмейстера и выиграла международный турнир с красивой игрой:

Что более существенно улучшит работу мозга – чтение великой литературы или обучение игре в шахматы на высоком уровне? Это где-то сравнение яблок и апельсинов, но я довольно быстро прихожу к выводу, что счетчик показывает в сторону шахмат.

Замечательный феномен “высвобождения интеллекта”, о котором я говорил в “Пиранье”, конечно, не присутствует в шахматах; шахматы более рациональны, более элементарны, более автономны, я бы сказал. Эта монархическая пропаганда, безусловно, одно из самых замечательных изобретений человечества, и, вспоминая головную боль, которую мне причинил один турнир в возрасте 11 лет, если бы я не занялся шахматами, я мог бы стать одним из тех ужасно успешных людей с прекрасной работой, и вы бы никогда больше обо мне не услышали. Так или иначе, вы читаете это, я был в полной заднице, я был уничтожен.

Помню, что на одном из турниров я выиграл одну из тех пластиковых трубок из ПВХ, из которых можно было стрелять дротиками, причудливую, с воронкой перед ртом. Я отвлекаюсь, мы говорили о том, что действительно полезно для мозга.

Шахматы, чтение и поедание грибов. Одно из самых странных переживаний, которое я испытываю, – это воспоминание: я помню вкус и текстуру сырой львиной гривы. Вкусно, но я понятия не имею, откуда взялось это воспоминание. Но я неумолимый поклонник Lion’s Mane, в конечном итоге вы не сможете упустить этот дополнительный кусочек яркости и резкости.

В 1970-х годах было что-то, что побудило нас массово играть в шахматы – холодная война? Или это была утопия вечного прогресса, которая тогда еще висела у всех на губах, как очень медленно тающий леденец? Боже, как странно, что мерзкая холодная война была такой утопичной по сравнению с нынешним временем.

Это небольшое дополнительное преимущество может быть более важным, чем кажется.

Какое странное время – в восьмидесятые и девяностые годы вам постоянно говорили, что правительство не будет Санта-Клаусом, а теперь они разбрасываются деньгами так, словно им нет конца, и все это в расчете на внуков, в которых они, видимо, уже не могут верить.

Апокалиптическое мышление опасно. Нет, не для себя, конечно. Но это касается остальной части планеты. Перенос высоких счетов в будущее – это не что иное, как “после нас хоть потоп”. И крайне опасная группировка, сводящая все к неправильному подходу к проблемам (борьба с изменением климата вместо биоразнообразия, поддержание мясной промышленности и решение всего с помощью пустяковых цифр) – это напоминает мне пиццерию в Питильяно, где нам сказали платить внутри. Внутри за стойкой сидел мужчина, перед которым лежало не менее сорока калькуляторов. Пицца оказалась дорогой после растерянного звона всевозможных калькуляторов. Хорошая театральная постановка, настолько трогательная, что вы думаете: ну, это действительно стоило дополнительных пяти евро. Боюсь, что через 10 лет или около того мы не будем так думать о сегодняшних политиках.

By their fruits shall ye know them
M.H.H. Benders is a most recognised poet of his generation, a student of the universal mycelia,  Amanita Sage and party leader of the Dutch 'Woudpartij'. He wrote sixteen books, the last ones at the Kaneelfabriek (Cinnamon Factory). He is currently working on 'SHHHHHHROOM a book on mushrooms and the Microdose Bible, which is an activation plan to restore your true identity coming next year. Keep in touch!